Category: архитектура

Амшен

Мое путешествие по Армении (часть третья)

В том, что ты едешь ночью, по неосвещенному горному серпантину, мало приятного.

Правда, опыт таких путешествий у меня очень богатый. Одна дорога о Сочи до Краснодара чего стоит.

И тем не менее, приятного мало. Но я совершенно не устал. Причин, как мне кажется две. Первая – хороший ужин в Горисе, вторая вот эта

Свободный Арцах приветствует меня.
Collapse )
promo hamshenci march 5, 2015 22:35 3
Buy for 20 tokens
Уже и это не в радость и это и даже это Что вы слушаете? Поделитесь!!!! Стиль не имеет значение! Просто чтобы торкнуло от души!
Амшен

Палестина. Армянская Святая Земля (часть вторая)

Второй армянский день в Израиле

Сегодня для меня поистине Великий день. Но об этом позже. А пока я спускаюсь в столовую отеля. Так я и знал, шабат продолжается до захода солнца сегодняшнего дня. Еда холодная, вчерашняя. Посуда плохо вымыта.

Даже не пытаюсь поесть. Быстро спускаюсь на улицу и иду к машине. Навстречу попадаются русские туристы из соседней гостиницы категории пять «звезд». Разговор о том, что еда отвратительная, а в номерах рыжие тараканы.

Прыгаю в машину и быстро выезжаю из Нетании по шикарному скоростному шоссе на Иерусалим.

Но моя цель не вторая столица Израиля и не единственная столица Палестины. Моя цель – Вифлеем. Одно из главных мест для любого христианского паломника – Храм Рождества Христова.

У стен старого Иерусалима меня встречает таксист-араб на дохлом «мерседесе». Въезд на территорию палестинской автономии на машине с израильскими номерами запрещен. Пересаживаюсь в такси араба. Меня уже предупредили, мой гид в Палестину говорит только на иврите, на арабском и на английском на мой выбор. Выбираю английский. Еще меня предупредили, чтобы я не называл его Усама, так как его зовут Осама. «И не надо шутить на тему Бин-Ладена», сказала мне симпатичная еврейка из турагентства. Я тогда ей понимающе кивнул.

Сев в машину к арабу, я его тут же спросил, не родственник ли он знаменитому саудовцу Бин-Ладену. Он со смехом все родственные связи со знаменитым террористом отмел. И еще, в его такси была маленькая табличка, на которой было написано его имя латинским буквами – «Усама».

Ладно, едем.

[Читать дальше]Минуем многосторонний КПП израильской армии. Усама приостановился перед евреем в кевларе с М-4 наперевес и демонстративно указал на меня. Туриста, типа, везу – пропускайте. Пропустили. На арабской стороне ни одного представителя силовых органов.

Евреям нужно было построить дорогу к мертвому морю через оккупированные территории. Как это сделать? Очень просто и по-еврейски основательно. Построили два ряда стен, а между стенами пустили как всегда шикарную автотрассу.





Там за стеной спокойно катят по своим делам евреи. И всем до одного места, что эта трасса со стеной попилила Палестину на части.

Усама оборачивается ко мне и спрашивает на каком языке я хочу себе гида по Вифлеему. Упс… Вот это сервис! Хочу на языке Пушкина, Гоголя, Ломоносова и группы «Блестящие». Усама шуток не понимает и начинает звонить кому-то по сотовому, быстро сыпя арабские слова.

Въезжаем в Вифлеем. Дорога, если сравнивать с Израилем, отвратительная. На некоторых перекрестках стоят палестинские солдаты с родными «калашами». Чувство такое, что я попал в какой-то Голливудский фильм, когда главный герой едет через типовой арабский городок на неизменной «мерседесе» середины 90-х годов выпуска. Рядом водитель, громко разговаривающий на арабском.

Честно? С одной стороны напрягает. С другой стороны, улыбаюсь. Так смешно оказаться в фильме про террористов. И этот… Усама… Говорящий на английском с выраженным «киношным» арабским акцентом. «Люк, зись из ауэР бест хоутель «ИнтеРконтиненталь! Изь ит бьютифуль?»

Смотрю в окно на шикарный отель и ржу про себя.

Вифлеем — это нагромождение бело-желтых зданий, огромного количества церквей, принадлежность которых выяснить не так просто. Уж очень часто они переходили из рук в руки внутри христианской общины. Типичный пример. Жилой дом с маленьким барельефом на уровне второго этажа с изображением Девы Марии с младенцем в руках.

Вот еще одна церковь.

«Мерседес» въезжает узкую улицу со множеством сувенирных магазинов и тормозит возле одного из них. К машине подходит невысокий молодой парень с сильной небритостью на лице и общается с Усамой на арабском. Таксист оборачивается ко мне и говорит: «Зись изь ёр гайд!»

Я нехотя выхожу из ставшего уже родным «мерседеса». И иду к непонятному арабу, который будет моим гидом в Храме Рождества Христова (???). Гид протягивает мне свою лапу и здоровается на русском: «Добрый день, с вами на каком языке разговаривать? На русском или на армянском?».

Я растеряно хлопаю глазами и смотрю на скромно улыбающегося Усаму. «Хи из аРмениан…» — подтверждает Усама.

Знакомимся. Фальшивого араба зовут Гаро. Он инок армянского монастыря Святой Троицы, который примыкает к Базилике Рождества Христова. Уже очень давно приехал из Армении в Иудею. Жутко скучает по родине и мечтает когда-нибудь вернуться обратно.

Кроме родного восточно-армянского языка в совершенстве владеет арабским, западно-армянским, русским и английским. В свободное время подрабатывает на карманные расходы тем, что водит туристов в качестве гида в Базилику.

Базилика оказывается буквально в 150 метрах перед нами, сразу за небольшой площадью, на которой рабочие монтируют сцену.

Первое, что бросается в глаза – звонница армянского монастыря Святой Троицы. С двумя колоколами и неизменным армянским триколором.

Прямо перед нами за крепостной стеной сама Базилика.

Справа за высокой стеной двор армянского монастыря. Слева францисканский монастырь, но его на фото не видно. В Базилику ведет низкая квадратная дверь – Врата Смирения. Чтобы войти нужно наклониться.

Входим. Внутри толпа туристов стоит в ожидании очереди, чтобы спуститься вниз в пещеру, где родился Иисус Христос.

Перед нами алтарь и иконостас православной конфессии.

Гаро показывает на очередь: «Видишь, люди по два часа стоят, чтобы спуститься в пещеру. Но мы с вами стоять в очереди не будем и пойдем со стороны выхода». О! Какой у меня блат… Иду «по левой». Палестинские полицейские, следящие за порядком внутри Базилики, здороваются с Гаро и нас пропускают. Спускаемся в пещеру.

Под потолком висят подсвечники с надписями на армянском. Прямо передо мной та самая Вифлеемская Звезда. Надпись на латыни «Здесь Дева Мария родила Иисуса Христа».

Опускаю руку в отверстие по центру и дотрагиваюсь до камня, на котором Дева Мария родила младенца Христа. Накатывает буря эмоций.

Вокруг Звезды стоят 15 светильников. Шесть принадлежат православным, пять – армянам, четыре – католикам.

Над Вифлеемской Звездой алтарь. Людей много, все хотят поклониться святыне. Мешают сделать фото. Подхожу к тому месту, где стояла люлька, в которой лежал младенец Иисус.

Не буду утверждать, но судя по мраморным колоннам, камень времен византийской императрицы Елены. Именно она ставила такие колонны в восстанавливаемых храмах Иудеи.

Идем на выход из пещеры. И входим во двор францисканского монастыря. На высоком постаменте стоит памятник Святому Софронию Евсевию Иерониму.

Святой Иероним создатель канонического латинского текста Библии. Он почитается и католиками и православными. Святой Иероним родился в христианской семье, но сам был крещен уже в зрелом возрасте. Жил аскетом в Халкидонской пустыне и изучал еврейский язык. Позже он поселился в Вифлееме и переводил на латинский Ветхий и Новый Завет. А его перевод Библии был провозглашен официальным латинским текстом.

Гаро сказал мне, что подземелье, где Святой Иероним переводил текст Библии находится на территории армянского монастыря. Мы выходим из Базилики и идем к запертым воротам армянского монастыря. «Вообще-то отсюда вход запрещен, но я вас проведу» — скромно говорит Гаро и достает из кармана джинсов увесистую связку ключей.

Прямо на входе в армянский монастырь видим изображение Девы Марии и источник.

На стене символ, смысла которого я не понял, а спросить забыл.

Входим на территорию монастыря. Внутри красота. Совсем недавно здесь был капитальный ремонт.

Алтарь.

Барельеф с армянскими надписями. Идем по лестнице наверх и… оказываемся на крыше армянского монастыря. Многие из вас были на крыше армянского монастыря Святой Троицы в Вифлееме? А мне посчастливилось побывать там.

С крыши открывается вид на весь Вифлеем.

А вот и она – звонница армянского монастыря с триколором.

Прекрасный вид на Вифлеем. Мечети и христианские храмы перемешались тут.

Спускаемся в подвальное помещение монастыря. По утверждению Гаро, именно тут Святой Иероним переводил Библию с древнееврейского на латинский.

Впрочем, тут идут восстановительные работы. Входим в маленький музей монастыря. Это древняя армянская маслодавильня. Здесь делали оливковое масло для нужд монастыря.

А теперь внимание! Сравните эту маслодавилку, с той, которая находится в монастыре Татев в Армении.

Отличается только цвет камня.

На этом мое посещение Базилики Рождества Христова и армянского монастыря Святой Троицы в Вифлееме подошло к концу. Мы с Гаро возвращаемся к «мерседесу» Усамы и там прощаемся.

«Желаю тебе, Гаро, поскорее увидеть Родину!»

По пути обратно в Иерусалим прошу Усаму остановиться возле стены, разделившей палестинские территории, и делаю снимок стены с арабской стороны.

Любовь побеждает! Вот так…

В Иерусалиме у Яффских ворот прощаюсь с Усамой и его стареньким «мерседесом».

Мне сегодня надо посетить Мини-Израиль. Это по пути из Иерусалима в Нетанию. В пустыне в миниатюрах воссозданы все достопримечательности страны. Но! Миниатюры уже закрыты. Почему? Правильно – шабат!

Поэтому разворачиваюсь и еду в еще одно интересное место, не посетить которое нельзя. Оно, правда, не армянское, но очень известное – францисканский монастырь Латрун.

Полное его название Латрунский монастырь Богородицы. Это монастырь находится на небольшой возвышенности, в окружении гектаров оливковых садов.

Он был основан в 1890 году орденом траппистов молчальников. Наполеон Бонапарт привез сюда виноградную лозу и в монастыре делают прекрасное вино. Впрочем, шабат. Ничего не продается, не работает. Походить по монастырю можно, но людей нет.

Во дворе монастыря цветет агава. Если агава цветет, значит она уже умирает.

Внутри монастыря орган.

На этом мой сегодняшний день завершен. Возвращаюсь в Нетанию, покупаю в маленьком магазинчике какую-то простенькую еду, ужинаю и иду купаться в Средиземное море. Завтра будет еще более знаменательный день моей жизни.

А пока. Стемнело и «пи…ец!» закончился. Как морская приливная волна, толпа евреев и сочувствующих заполнила городские улицы. Как будто и не было шабата. Заработали рестораны, кафе, магазины. Но я очень хочу спать…

Палестина. Армянская Святая земля (часть первая)
Палестина. Армянская Святая земля (часть третья)