Category: религия

Амшен

Палестина. Армянская Святая Земля (часть вторая)

Второй армянский день в Израиле

Сегодня для меня поистине Великий день. Но об этом позже. А пока я спускаюсь в столовую отеля. Так я и знал, шабат продолжается до захода солнца сегодняшнего дня. Еда холодная, вчерашняя. Посуда плохо вымыта.

Даже не пытаюсь поесть. Быстро спускаюсь на улицу и иду к машине. Навстречу попадаются русские туристы из соседней гостиницы категории пять «звезд». Разговор о том, что еда отвратительная, а в номерах рыжие тараканы.

Прыгаю в машину и быстро выезжаю из Нетании по шикарному скоростному шоссе на Иерусалим.

Но моя цель не вторая столица Израиля и не единственная столица Палестины. Моя цель – Вифлеем. Одно из главных мест для любого христианского паломника – Храм Рождества Христова.

У стен старого Иерусалима меня встречает таксист-араб на дохлом «мерседесе». Въезд на территорию палестинской автономии на машине с израильскими номерами запрещен. Пересаживаюсь в такси араба. Меня уже предупредили, мой гид в Палестину говорит только на иврите, на арабском и на английском на мой выбор. Выбираю английский. Еще меня предупредили, чтобы я не называл его Усама, так как его зовут Осама. «И не надо шутить на тему Бин-Ладена», сказала мне симпатичная еврейка из турагентства. Я тогда ей понимающе кивнул.

Сев в машину к арабу, я его тут же спросил, не родственник ли он знаменитому саудовцу Бин-Ладену. Он со смехом все родственные связи со знаменитым террористом отмел. И еще, в его такси была маленькая табличка, на которой было написано его имя латинским буквами – «Усама».

Ладно, едем.

[Читать дальше]Минуем многосторонний КПП израильской армии. Усама приостановился перед евреем в кевларе с М-4 наперевес и демонстративно указал на меня. Туриста, типа, везу – пропускайте. Пропустили. На арабской стороне ни одного представителя силовых органов.

Евреям нужно было построить дорогу к мертвому морю через оккупированные территории. Как это сделать? Очень просто и по-еврейски основательно. Построили два ряда стен, а между стенами пустили как всегда шикарную автотрассу.





Там за стеной спокойно катят по своим делам евреи. И всем до одного места, что эта трасса со стеной попилила Палестину на части.

Усама оборачивается ко мне и спрашивает на каком языке я хочу себе гида по Вифлеему. Упс… Вот это сервис! Хочу на языке Пушкина, Гоголя, Ломоносова и группы «Блестящие». Усама шуток не понимает и начинает звонить кому-то по сотовому, быстро сыпя арабские слова.

Въезжаем в Вифлеем. Дорога, если сравнивать с Израилем, отвратительная. На некоторых перекрестках стоят палестинские солдаты с родными «калашами». Чувство такое, что я попал в какой-то Голливудский фильм, когда главный герой едет через типовой арабский городок на неизменной «мерседесе» середины 90-х годов выпуска. Рядом водитель, громко разговаривающий на арабском.

Честно? С одной стороны напрягает. С другой стороны, улыбаюсь. Так смешно оказаться в фильме про террористов. И этот… Усама… Говорящий на английском с выраженным «киношным» арабским акцентом. «Люк, зись из ауэР бест хоутель «ИнтеРконтиненталь! Изь ит бьютифуль?»

Смотрю в окно на шикарный отель и ржу про себя.

Вифлеем — это нагромождение бело-желтых зданий, огромного количества церквей, принадлежность которых выяснить не так просто. Уж очень часто они переходили из рук в руки внутри христианской общины. Типичный пример. Жилой дом с маленьким барельефом на уровне второго этажа с изображением Девы Марии с младенцем в руках.

Вот еще одна церковь.

«Мерседес» въезжает узкую улицу со множеством сувенирных магазинов и тормозит возле одного из них. К машине подходит невысокий молодой парень с сильной небритостью на лице и общается с Усамой на арабском. Таксист оборачивается ко мне и говорит: «Зись изь ёр гайд!»

Я нехотя выхожу из ставшего уже родным «мерседеса». И иду к непонятному арабу, который будет моим гидом в Храме Рождества Христова (???). Гид протягивает мне свою лапу и здоровается на русском: «Добрый день, с вами на каком языке разговаривать? На русском или на армянском?».

Я растеряно хлопаю глазами и смотрю на скромно улыбающегося Усаму. «Хи из аРмениан…» — подтверждает Усама.

Знакомимся. Фальшивого араба зовут Гаро. Он инок армянского монастыря Святой Троицы, который примыкает к Базилике Рождества Христова. Уже очень давно приехал из Армении в Иудею. Жутко скучает по родине и мечтает когда-нибудь вернуться обратно.

Кроме родного восточно-армянского языка в совершенстве владеет арабским, западно-армянским, русским и английским. В свободное время подрабатывает на карманные расходы тем, что водит туристов в качестве гида в Базилику.

Базилика оказывается буквально в 150 метрах перед нами, сразу за небольшой площадью, на которой рабочие монтируют сцену.

Первое, что бросается в глаза – звонница армянского монастыря Святой Троицы. С двумя колоколами и неизменным армянским триколором.

Прямо перед нами за крепостной стеной сама Базилика.

Справа за высокой стеной двор армянского монастыря. Слева францисканский монастырь, но его на фото не видно. В Базилику ведет низкая квадратная дверь – Врата Смирения. Чтобы войти нужно наклониться.

Входим. Внутри толпа туристов стоит в ожидании очереди, чтобы спуститься вниз в пещеру, где родился Иисус Христос.

Перед нами алтарь и иконостас православной конфессии.

Гаро показывает на очередь: «Видишь, люди по два часа стоят, чтобы спуститься в пещеру. Но мы с вами стоять в очереди не будем и пойдем со стороны выхода». О! Какой у меня блат… Иду «по левой». Палестинские полицейские, следящие за порядком внутри Базилики, здороваются с Гаро и нас пропускают. Спускаемся в пещеру.

Под потолком висят подсвечники с надписями на армянском. Прямо передо мной та самая Вифлеемская Звезда. Надпись на латыни «Здесь Дева Мария родила Иисуса Христа».

Опускаю руку в отверстие по центру и дотрагиваюсь до камня, на котором Дева Мария родила младенца Христа. Накатывает буря эмоций.

Вокруг Звезды стоят 15 светильников. Шесть принадлежат православным, пять – армянам, четыре – католикам.

Над Вифлеемской Звездой алтарь. Людей много, все хотят поклониться святыне. Мешают сделать фото. Подхожу к тому месту, где стояла люлька, в которой лежал младенец Иисус.

Не буду утверждать, но судя по мраморным колоннам, камень времен византийской императрицы Елены. Именно она ставила такие колонны в восстанавливаемых храмах Иудеи.

Идем на выход из пещеры. И входим во двор францисканского монастыря. На высоком постаменте стоит памятник Святому Софронию Евсевию Иерониму.

Святой Иероним создатель канонического латинского текста Библии. Он почитается и католиками и православными. Святой Иероним родился в христианской семье, но сам был крещен уже в зрелом возрасте. Жил аскетом в Халкидонской пустыне и изучал еврейский язык. Позже он поселился в Вифлееме и переводил на латинский Ветхий и Новый Завет. А его перевод Библии был провозглашен официальным латинским текстом.

Гаро сказал мне, что подземелье, где Святой Иероним переводил текст Библии находится на территории армянского монастыря. Мы выходим из Базилики и идем к запертым воротам армянского монастыря. «Вообще-то отсюда вход запрещен, но я вас проведу» — скромно говорит Гаро и достает из кармана джинсов увесистую связку ключей.

Прямо на входе в армянский монастырь видим изображение Девы Марии и источник.

На стене символ, смысла которого я не понял, а спросить забыл.

Входим на территорию монастыря. Внутри красота. Совсем недавно здесь был капитальный ремонт.

Алтарь.

Барельеф с армянскими надписями. Идем по лестнице наверх и… оказываемся на крыше армянского монастыря. Многие из вас были на крыше армянского монастыря Святой Троицы в Вифлееме? А мне посчастливилось побывать там.

С крыши открывается вид на весь Вифлеем.

А вот и она – звонница армянского монастыря с триколором.

Прекрасный вид на Вифлеем. Мечети и христианские храмы перемешались тут.

Спускаемся в подвальное помещение монастыря. По утверждению Гаро, именно тут Святой Иероним переводил Библию с древнееврейского на латинский.

Впрочем, тут идут восстановительные работы. Входим в маленький музей монастыря. Это древняя армянская маслодавильня. Здесь делали оливковое масло для нужд монастыря.

А теперь внимание! Сравните эту маслодавилку, с той, которая находится в монастыре Татев в Армении.

Отличается только цвет камня.

На этом мое посещение Базилики Рождества Христова и армянского монастыря Святой Троицы в Вифлееме подошло к концу. Мы с Гаро возвращаемся к «мерседесу» Усамы и там прощаемся.

«Желаю тебе, Гаро, поскорее увидеть Родину!»

По пути обратно в Иерусалим прошу Усаму остановиться возле стены, разделившей палестинские территории, и делаю снимок стены с арабской стороны.

Любовь побеждает! Вот так…

В Иерусалиме у Яффских ворот прощаюсь с Усамой и его стареньким «мерседесом».

Мне сегодня надо посетить Мини-Израиль. Это по пути из Иерусалима в Нетанию. В пустыне в миниатюрах воссозданы все достопримечательности страны. Но! Миниатюры уже закрыты. Почему? Правильно – шабат!

Поэтому разворачиваюсь и еду в еще одно интересное место, не посетить которое нельзя. Оно, правда, не армянское, но очень известное – францисканский монастырь Латрун.

Полное его название Латрунский монастырь Богородицы. Это монастырь находится на небольшой возвышенности, в окружении гектаров оливковых садов.

Он был основан в 1890 году орденом траппистов молчальников. Наполеон Бонапарт привез сюда виноградную лозу и в монастыре делают прекрасное вино. Впрочем, шабат. Ничего не продается, не работает. Походить по монастырю можно, но людей нет.

Во дворе монастыря цветет агава. Если агава цветет, значит она уже умирает.

Внутри монастыря орган.

На этом мой сегодняшний день завершен. Возвращаюсь в Нетанию, покупаю в маленьком магазинчике какую-то простенькую еду, ужинаю и иду купаться в Средиземное море. Завтра будет еще более знаменательный день моей жизни.

А пока. Стемнело и «пи…ец!» закончился. Как морская приливная волна, толпа евреев и сочувствующих заполнила городские улицы. Как будто и не было шабата. Заработали рестораны, кафе, магазины. Но я очень хочу спать…

Палестина. Армянская Святая земля (часть первая)
Палестина. Армянская Святая земля (часть третья)
promo hamshenci march 5, 2015 22:35 3
Buy for 20 tokens
Уже и это не в радость и это и даже это Что вы слушаете? Поделитесь!!!! Стиль не имеет значение! Просто чтобы торкнуло от души!
Амшен

Палестина. Армянская Святая земля (часть первая)

Побывав в Армении и Арцахе, делаешь для себя много различных выводов. В целом эмоции положительные и вызывают только чувство радости за то, что есть такая страна и чувство грусти от того, что часть нашей Родины, моя историческая Родина, где были вырублены под корень крепкие деревья моего рода, находится сегодня в другом государстве.

Ранее нами уже были опубликованы подробные воспоминания от посещения древнего Великого Хор Вирапа, ставшего искрой, зажегшей свет истинной веры моего народа; духовной столицы всех армян, средоточия бесценных святынь христианского мира – Эчмиадзина; древнего Гегарда – символа бесконечного христианского терпения и кротости армянства; удивительного Нораванка, своим внешним видом доказывающего всю сложность постижения истинной веры и невозможность отказаться от нее; продуваемый всеми ветрами мира Севанаванк, отражающийся в кристальной воде горного озера, хранимого армянами как святыня.

А еще были незабываемый Гандзасар с бушующей на его тихой с виду территории энергетикой веры; Белый Рыцарь – Храм Казанчецоц, распространяющий яркий свет в разгромленном, превращенном закавказскими турками в помойку древнем армянском Шуши; мощный Татев – ведущий образовательный центр региона, и сегодня за своими крепкими крепостными стенами сохраняющий дух просвещения и стремления к познанию.

Многое не удалось увидеть за одну короткую поездку. К примеру, не удалось поклониться Дадиванку, где нашел свою мученическую смерть апостол Дади – ученик самого Святого Фаддея, крестившего армянское государство Осроена еще при земной жизни Спасителя. Не удалось побывать в средневековом Амарасе, где был захоронен Григорис – внук Святого Григория Просветителя, несший свет истинной веры на Кавказ и принявший там мученическую смерть.

Невозможно перечислить все, что хотелось увидеть, но не удалось – в рамках одной короткой поездки в Армению и Арцах. А сколько объектов остается далеко за пределами Армении! Несгибаемый Храм Святого Креста на озере Ван; близкий и в то же время бесконечно далекий Храм Святого Григория в мёртвом Ани; возрожденный прямо из пепла Храм Святого Григория Просветителя в армянском Кейсари, над которым вновь запылал символ христианства; поруганный отбросами человечества, превращенный в мечеть Храм Двенадцати Апостолов в Карсе; ждущий своих детей Храм Святого Карапета в Муше. Их много. Их тысячи. Одни уже убиты, другие умирают, немногие удается отбить у кочевников. Но все они являются символ того, что когда-то на этих землях бурлила жизнь, жили христиане, стояла Армения.

Но есть еще одно место на планете Земля, где армяне – дома. Где многими веками, то угасая, то возрождаясь вновь, горел армянский огонек христианства, куда хоть раз в своей жизни просто обязан попасть каждый из нас и куда я наконец-то сумел приехать.


Палестина. Армянская Святая Земля

[Читать дальше]Решение о паломничестве на Святую Землю было принято уже давно. Идея о том, чтобы изучить армянский след в Иудее и Палестине пришла перед самым отлетом, когда билеты на рейс Сочи – Тель-Авив уже были куплены, гостиница забронирована, сотрудники фирмы по сдаче в аренду автомобилей уже готовы были меня растерзать, а я направил последнее письмо гиду с просьбой сделать упор на армянскую составляющую моего посещения. Получив подтверждение, со спокойной душой взошел на борт уже знакомого мне по прежним путешествиям «боинга» компании «Дон-авиа».

Первое что мне хотелось проверить, правда ли, что с высоты будут видны горы Амшена, о чем нам рассказывали наши старики. Как только самолет оторвался от взлетной полосы сочинского аэродрома, я прилип к иллюминатору. Мне хотелось увидеть ту землю, на которой похоронены мои предки. Горы, в которых эхом отдавались голоса амшенских армян. Самолет забирался все выше и выше, а гор я так и не увидел. Над Амшеном, как назло, была плотная облачность и увидеть сверху ничего не удалось.

Из облачности мы вывалились уже над Средиземным морем, когда наш лайнер начал снижение и разворот в сторону аэропорта. В этот момент слева по борту показался зеленеющий Ливан, а справа Карпас – узкий нос оккупированной турками части Северного Кипра.

Иудея

Израиль встретил меня подозрительными взглядами пограничников на паспортной контроле – «с какой целью визит?», огромным шикарным Duty Free, великолепной погодой, жарким сухим ветром и бесплатным микроавтобусом, который за три минуты доставил меня до стоянки международной компании, которая специализируется на сдаче в аренду автомобилей. Моим «израильским скакуном» стала корейская малолитражка, без труда вместившая весь мой багаж.

Почему же во всех странах так дорого стоит навигатор?! Электронная женщина рассчитала маршрут от великолепного аэропорта им. Бен-Гуриона, до маленького приморского городка Нетания, который лениво растянулся вдоль моря в 30 километрах от столицы.

Первая засада ждала меня уже на выезде со стоянки. Оказывается, на скоростных трассах в Израиле крайняя левая полоса является платной, о чем предупреждают знаки с изображением монеток и непонятной вязью на иврите. Радость от осознания этого факта мне придется еще познать в день, когда я буду сдавать машину. Дополнительные 80 долларов не больно, но обидно стукнут по моему карману.

«Кореец» резво летит по великолепному асфальту Израиля, имеющему глубокий черный цвет. Чем они его так разбавляют?

Памятка, которую прочел перед путешествием, гласит – держись как можно правее, двумя руками за рулевое колесо, не жуй и не говори по телефону во время езды. Первое получается хуже – навигатор постоянно призывает держаться левее. Однажды чуть не ускакал в какой-то населенный пункт. Поэтому рискую нарваться на патрульную машину и еду по крайней левой полосе, ловя удивленные взгляды евреев.

Нетания встречает редкой зеленью, песком, шикарными дорогами и удобными перекрестками с круговым движением. Не могу понять от чего в отзывах немецких автопутешественников израильские водители названы хамами? Ничего подобного. Все как дома!

А еще в Нетании живет член Клуба веселых и находчивых, хорошо забытый у нас одесский «джентелемен» Яков Левинзон. Хотя… Он не есть цель моего путешествия.

Гостиница, которую я выбрал для проживания, называется «Парк-отель Нетания». По отзывам три «звезды». Заруливаю на переполненную стоянку гостиницы. Хороший признак. С трудом умещаю своего маленького «корейца» между громадным мусорным баком, больше похожим на танк «Меркава» и какой-то битой и царапанной машинкой неопределенной марки.

Забегая вперед скажу, что в Израиле к автомобилю относятся с подчеркнутым пренебрежением. Еврейские машины несут на своих кузовах многочисленные царапины, вмятины, зачастую несмываемую месяцами грязь. А красивую и дорогую машину я встретил всего раз в Тель-Авиве, когда мимо меня гордо проплыл неизвестно откуда взявшийся в этих краях черный «Мазератти».

Второе замечание. В Израиле грязно. Встретить фантик от шоколадного батончика на газоне или обочине можно запросто. А практически на каждой улице стоят интересные металлические ящики, в которые местные жители «и гости курорта» суют пустые пластиковые бутылки. Несмотря на то, что практическая сторона этого вопроса мне понятна, с эстетической точки зрения гора грязных бутылок в курортном центре страны напрягает.

Впрочем, израильтяне очень конкретные и практичные люди, для которых такие мелочи как обертка от конфеты под ногами или царапина на борту «коня» не имеют большого значения. Намного более важным является удобство и экономия.

Вхожу в вестибюль гостиницы и тут же натыкаюсь на пожилого русскоязычного охранника с громадным пистолетом в драной кобуре. «Огурец?» — киваю на кобуру. «Настоящий!» — обижается охранник, притрагиваясь к пистолету ладонью.

На ресепшене интереса к моей персоне «ноль». Администратор общается с кем-то по сотовому на чудовищном, даже с моей точки зрения, иврите помешанном на украинской мове.

Нервно постукиваю по столу администратора пальцами, пытаясь обратить на себя внимание. «Шо?» — дама недовольна моей настойчивостью.

А ведь действительно, неужели я, пролетевший два с лишним часа на самолете, отмахавший пару десятков километров на машине по незнакомой стране, не мог подождать еще каких-нибудь пять или десять минут, пока уважаемый человек договорит с родней?!

«Бронь?» — теперь уже безразлично смотрит она на мою бумагу с их подтверждением о резервировании номера. Откуда-то из под стола внезапно выпрыгивает лысоватый мужичок с типичным еврейским лицом и на удивление приветливо пытается объяснить мне что-то на французском. Почему на французском? Смотрю на свое отражение в зеркале напротив. Вот уши, вот нос, вот волосы. Типичный армянин. Нууууу… Глаза выдают, ладно… Максимум грузин. Меня в Ереване принимали за грузина. Но я же только что говорил с дамой на русском, так почему же он ко мне на французском?

Израиль не напрягает, но очень удивляет. Поэтому спешу в номер. Номер на третьем этаже, поэтому иду пешком по лестнице. Вообще не люблю лифты. В коридоре стоит тяжелый запах четырехдневного супа.

На пожарном ящике с брандспойтом притаилась в засаде грязная чайная чашка с недоеденным куском бутерброда на блюдце. Вот это мне уже не нравится. Вбегаю в коридор и галопом скачу к двери номера. Открываю дверь и вхожу… в номер гостиницы «турист» в типичном советском городке конца 80-х прошлого века.

О, Боже! Кто сказал 3 «звезды»? Где же тот номер из рекламного буклета? Это что угодно, но не 3 «звезды». Выхожу на балкон. Вид на Средиземное море немного успокаивает. В номер возвращаться не хочется. Ставлю пластиковый стул на раскаленную балконную плитку и падаю в него.

Окончательно настроение портится после того, как «кусанное яблоко» не находит Wi-Fi. Сегодня же сменю гостиницу! А пока знакомьтесь, номер гостиницы «Парк отель Нетания».

Эта замечательная щеколда позволяет, скажем так, прикрыть дверь. Рядом на стене современный по израильским меркам выключатель.

Израиль – лидер в области строительства беспилотников, производитель немыслимой номенклатуры электронных устройств для армии, а телевизор в отеле класса 3 «звезды» вот такой.

Под телевизором, который видел еще мое детство, притаился маленький холодильник, который видел детство моего папы.

Окончательно добил меня кондиционер. Откровенно говоря сплита на стене я так и не увидел, но увидел панель управления системой кондиционирования. Так и не пойму, его выпускали на том же заводе, где производят пульты для пуска баллистических ракет?

Да, и еще, сколько нужно шурупов, чтобы привинтить эту хрень к стене?

И только вид из окон номера сглаживает ощущение обмана.

Фото снято в шабат. То есть евреев на улицах города нет, они сидят по домам. Поэтому чистота тотальная. На газоне убирается местный «джамшуд» — скорее всего либо филиппинец, либо африканец.

Итак, срочно искать новую гостиницу. Выбегаю в фойе и галопирую мимо скучающего охранника на улицу. Если верить путеводителю, недалеко есть «Палас отель». А вот и он…. Нет слов….

Честно говоря, я вначале подумал, что это полицейский участок и написано Police. Нет… Это гостиница.

Так, тут рядом еще одна есть, «Блювейс отель» называется.

В слове «hotel» отсутствует буква «L». Судя по тому, что нет выгоревшего следа – буква отвалилась уже давно. И всем на это наплевать!

Возвращаюсь в свою гостиницу. В ее названии хотя бы все буквы сохранились. Как оказалось в последствии, я был прав.

Первый армянский день в Израиле

Утром бегу в столовую, завтракаю непонятной бурдой, которая называется омлет. Омлет сдобрен битой яичной скорлупой. Нет, это есть невозможно.

Спускаюсь на стоянку, запускаю двигатель «корейца» и уезжаю. Я тут не собираюсь яичной скорлупой давиться, а обязан по армянским местам проехать. Сегодня по плану я должен найти армянский храм Святого Николая в Старом Яффо – пригороде израильской столицы.

Через час я уже на улицах Тель-Авива. Мимо проплывают три башни «Азраэли-центра»

Навигатор нашел Старый Яффо, но ни как не может найти армянский храм. Значит, будем искать по типовым признакам, как например остроконечный купол и характерный крест.

В старом городе, как во всем остальном Израиле прекрасные дороги. Ни одной кочки или ямки.

Еду мимо православной греческой школы Святого Михаила.

Проезжаю мимо французского христианского колледжа, во дворе которого огромное количество молодежи одетой в школьную униформу.


Выезжаю на маленький грязный пустырь, возле которого стоят остовы разрушенных и брошенных зданий. Отсюда пойду пешком. Старый Яффо небольшой и искать удобнее с навигатором в руке.

Прямо передо мной католическая церковь Святого Антония. Согласно отрывочным данным, которые есть у меня в путеводителе, армянский храм где-то рядом. Буквально в двух шагах.

Вхожу на территорию церкви.

В палисаднике старик филиппинец подрезает кусты роз.

Обращаюсь к нему на английском. Ни в зуб ногой. На русском – та же история. Отчаявшись говорю «haeren haskеnnasku?» (на армянском понимаешь? – амшенский диалект армянского языка) Нет, не понимает. Делаю фото камня с изображенным на нем иерусалимским крестом и выхожу на улицу.

Будем искать. Прямо передо мной древняя кривая и узкая улочка туристической части Старого Яффо. Не туда забрел!

На стенах указатели с названиями улиц и номерами домов, выполненный из синей иерусалимской керамики.




Именно в Старом Яффо высадился десант Наполеона Бонапарта в 1799 году. Впрочем, французы принесли с собой в Иудею не только выпивку и демократию, но и бубонную чуму.

Выхожу на небольшую площадь. По кругу высажены пальмы, стволы которых по какой-то неведомой причине ни кто не освобождает от отмерших веток. Почему так? Не понятно!

Напротив вижу знаменитый храм – католическая францисканская церковь Святого Петра, шпиль которой веками служил маяком для мореходов, шедших в Иудею и Палестину.

Храм был построен аж в 1654 году. Точнее то, что на фотографии было построено уже в 1888 году. До этого ее дважды разрушали до основания.

Говорят именно в этой церкви останавливался Наполеон Бонапарт, когда шел походом в Египет и Сирию.

По преданию здесь – в Яффо, Святой Петр, которому посвящена эта церковь, воскресил праведницу Тавифу, ученицу Иисуса Христа.

С площадки, на которой я стою, виден интересный фонтан. Фигуры в фонтане являются знаками зодиака.

Вообще на этой площади много знаков зодиака в разных видах. На мосту, на смотровой площадке, на указателях номеров дома (см. фото выше)

Еще с площадки открывается шикарный вид на Тель-Авив.

С площадки видно все что угодно, кроме куполов армянского храма. Вон, даже мечеть!

Вновь ухожу в колодцы старого города.

Выбираюсь из лабиринта узких улиц Яффо и бреду по улице, которая кажется знакомой. Естественно путаю повороты и оказываюсь в мусульманской части города.


Фотографирую типовую пальму на разделительной полосе, чтобы показать вам систему полива. Называется гидропоника. Вода и удобрение подаются прямо к корню растения в соответствии с заложенной компьютерной программой. Повторюсь, евреи прагматики и математики до мозга кости.

Медленно бреду мимо красивого храма Святого Антония. Уже вижу свою машину на пустыре. Смотрю налево и что же я вижу.


Жилой дом с развевающимся над ним армянским триколором. Быстро иду к нему. Точно! Вот он – «мужик в пальто, а вот оно дерево». То есть армянский храм!

Ворота оказались закрыты. Если бы не армянский флаг над частным домом, в жизни бы не подумал, что за забором, рядом с развалинами какого-то дома находится именно армянская церковь.

Делаю снимки и спокойно уезжаю. Первый армянский день в Израиле получился не то чтобы удачным, но в принципе нормальным. То ли будет завтра!

А пока надо посетить объект, который мне как работнику финансовой сферы не увидеть нельзя. Это бриллиантовая биржа в Тель-Авиве. Эта биржа является таким же символом столицы Израиля, как и фондовая биржа в Нью-Йорке на улице Уолл стрит 11.





Откровенно говоря, не ожидал, что в таком дорогом месте будет такая «колхозная» вывеска с названием биржи.

Вот и день заканчивается. Пятница. Вечер. Поеду поужинаю в каком-нибудь ресторане и завтра с утра в путь!

Что я хотел? Поужинать?

Шабат
В русском языке есть замечательное слово – «пи…ец!». В зависимости от тональности этим словом можно выразить любую эмоцию: страх, угрозу, констатацию факта, удивление, восторг, досаду, радость от того, что работа завершена или досаду от того, что сломана дорогая венецианская ваза. Уникальное слово!

Так вот у евреев есть период, который длится с заходом солнца в пятницу до захода солнца субботы. Этот период называется «шабат».

Шабат — это седьмой день недели, когда евреи отдыхают. Вы не знаете как евреи отдыхают? Как овощи. Сидя дома.

Для меня с этого дня понятие шабат навсегда связано с русским словом «пи…ец!»

Представьте себе толпу голодных туристов, рыскающих по городу в поисках кафешки, ресторана или любой столовки, где можно хоть колбаски перехватить с хлебушком.

А хрен там! Еврейский шабат, обещает одинаковый «пи…ец!» для всех – англичан, французов, русских, армян, турок и северных корейцев, если бы их выпускали за границу.

Короче, ближе к полуночи я нашел единственную забегаловку, принадлежащую русским или украинцам, где, отстояв приличную очередь, мне удалось немного поесть.

Возвращаюсь в гостиницу и уже сил нет идти по лестнице в номер. Вхожу в лифт, двери закрываются и я, обессилев от долгого брожения по городу, прижимаюсь лбом к грязному зеркалу.

Стою так минуты три. Еще раз напомню, мой номер находится на третьем этаже отеля.

Опомнившись, жму на кнопку открытия дверей. Двери послушно разбегаются в стороны.

Что??? Ну это не просто «пи…ец!», это полный «пи…ец!» Лифт не поднялся даже на один этаж.

Перевести или обойдемся?

Устало плетусь в номер, валюсь в кровать и засыпаю.

Палестина. Армянская Святая земля (часть вторая)
Палестина. Армянская Святая земля (часть третья)